Биография капитана Николая Фотиевича
Костанди
(написана
его сыном Фотием.

Мой отец, Николай Фотиевич Костанди,
родился 27.10.1919 года (09.11.1919 г., по новому стилю) в Одессе, на Пересыпи,
в семье потомственного рабочего-кожевенника греческого происхождения (в то
время, полусотника Одесской Красной Гвардии) и дочери пекаря, переехавшего в
Одессу из города Орёл, и женившегося на немецкой колонистке из Люстдорфа. Учился в школе, там же, на Пересыпи. В
школьные годы помогал рыбакам, в местной рыбацкой артели, получая, за это, часть
пая, выловленной рыбой. Бабушка говорила, что прибавка, в семейный бюджет, была
ощутимой. В старших классах, занимался в яхтклубе.
После окончания восьми классов, собирался
поступать в Одесский мортехникум, но семья и другие родственники категорически
возражали (я полагаю, что это происходило из-за того, что один из предков -
эмигрант с острова Санторини и дофиновский рыбак, погиб в море, во время
шторма, в 1861 году).
Отец отказался учиться дальше и устроился
работать на завод Марти (1-й Одесский судоремонтный завод), в судокорпусный
цех, котельщиком. В то время, основными способами соединения металлоконструкций
были клёпка и кузнечная сварка. При использовании этих методов, главным орудием
труда являлась кувалда. Вот, он и работал этим “хирургическим” инструментом.
Лучшей бригаде, выдавали пневмомолот, правда, временно, т.к. он был в единственном
числе.
(В 70-х годах, РТМ “Лиман”, стоял на ремонте в 1-м СРЗ. Моя мать организовала банкет для
бывших коллег отца. Я носил сумки с закусками и напитками, из дома. Собрались
очень пожилые люди. На мой вопрос, почему, в то, довоенное время, не было
рабочих помоложе, отец ответил, что были, но, не вернулись с войны).
Через год, в 1937 году, родители смирились
с выбором сына, и он поступил на судоводительское отделение Одесского
мортехникума, где училось много его друзей, особенно по яхтклубу.
Проходил практику и на других судах
Черноморского пароходства. Названия пароходов не помню, а капитанами были
Мезенцев Георгий Афанасьевич и Денис Францевич Каминский (сын капитана Каминского, Павел Денисович, работал
стармехом в ЧПОРП Антарктика). Продолжалась учёба до начала войны.
В 1941 году отец был на четвёртом курсе и
получил направление, для окончания учёбы, в Ростовский - на - Дону мортехникум.
С мая по ноябрь 1941 года работал на складе
артели Ремобувь и принимал участие в истребительном батальоне, организованном
этой артелью. При эвакуации из Одессы морем, был ранен и лежал в госпитале, на
Кавказе. Долечивался, работая котельщиком на Вагоноремонтном заводе в городе
Орджоникидзе (сейчас, Владикавказ – Северная Осетия).
В 1943 году получил вызов, для окончания
учёбы и работы, во Владивостоке. Закончил там Владивостокский мортехникум.
Работал на пароходах “Тобол”, “Балхаш”, “Лок-Батан”, “Кавказ”, “Каширстрой”
Дальневосточного морского пароходства третьим,
вторым и старшим помощником, до 1948 года.
До окончания Великой Отечественной войны и
Войны с Японией, ходил в конвоях в Великобританию, Канаду и США. Взрывной
волной был сброшен с крыла мостика, подобрал его корвет охранения и доставил в
госпиталь, в Лондон, для лечения повреждения позвоночника.
На пароходе” Балхаш” участвовал в высадке
десанта на Корею. Отец рассказывал, что самое страшное, что ему довелось
увидеть, в жизни, это высадка с борта, прямо в воду. Судно подошло к берегу так близко, как позволяли
глубины. Для командиров и небольшого количества солдат использовали обе,
имевшиеся на пароходе, спасательные шлюпки. Для остальных, вывесили, за бортом,
грузовые сетки, как заменители штормтрапов. Всё дело в том, что десантировалась
обычная пехотная часть. Плавать, естественно, умели не все. Вот так просто, с
оружием, и, главное, молча, они и тонули. Это всё – слова отца. Ещё добавлял,
что, вероятно там, до сих пор, лежат, на дне, кучки костей с ржавым оружием.
7. С
военной командой судна. На заднем плане, справа, банкет с артиллерийской
установкой и надписью Боевой Пост 7 (БП7) Артиллерийской Боевой Части (II).
Отец-третий слева. Второй слева, по моим предположениям, Георгий Овсянников,
будущий гарпунёр АКФ Слава.
После окончания военных действий, вывозил
трофеи с освобождённого Южного Сахалина, из порта Отомари (теперь, Корсаков). Недалеко был город
Тойохара (теперь, Южно-Сахалинск), где познакомился с моей будущей матерью, ст.
лейтенантом медслужбы - хирургом. Она закончила войну с Германией в Восточной
Пруссии (теперь, Калининградская область), в городе Инстербург (теперь,
Черняховск), а, во время войны с Японией, их госпиталь перевели в Маньчжурию,
затем, на Южный Сахалин. Тогда, ещё не все государственные органы (в частности
ЗАГС) функционировали, на освобождённой территории. Расписывались на судне, в судовом журнале, капитан заверил
этот факт. Свадьбу сыграли там же, на борту. Позже, с предъявлением выписки из
судового журнала, получили свидетельство о браке.
Делал рейсы на Корею и Китай. В китайском
порту Дайрэн (Далянь, Дальний) строилась
какая-то фабрика, и оборудование, для неё, доставляли из СССР.
В 1948 году перевёлся в Одессу, на АКФ
“Слава”, старпомом китобойного судна“Слава-7”. В рейсе получил благодарность от
Министра рыбного хозяйства СССР за бдительное несение вахты. Находясь на
мостике, услышал слабый крик (ветер был сильный), предпринял необходимые
действия и, благодаря этому, был спасён член экипажа, кочегар Евгений Державин
(позже, работал ст. механиком на АКФ), которого смыло волной за борт.
После окончания рейса, получил
характеристику - представление на должность капитана, подписанную
капитаном-директором Антарктической китобойной флотилии “Слава” Алексеем
Николаевичем Соляником и Георгием Ивановичем Фонарёвым, капитаном китобойного
судна “Слава-7”. Был назначен на
китобоец “Слава-4” старпомом. Судно стояло в ремонте, в Севастополе. Вскоре,
получил назначение капитаном и принял этот же китобоец. И, ещё, через короткое
время, был вызван в Одессу, в контору, где был проинформирован об увольнении по
сокращению штатов и закрытии визы. Причиной явилась греческая
национальность. С
1949 года, по 1953, работал капитаном на
сейнерах Укрчерноморгосрыбтреста и ловил рыбу в Чёрном море.
В 1950 году БЧС “Сумы” (большой
черноморский сейнер), где отец был капитаном, напоролся на подводный куст
металлических свай бывшего железнодорожного моста Керчь – Еникале (имеется
ввиду первый мост через Керченский пролив). Пробоины были в районе переборки и
два, смежных, отсека оказались затоплены. Спасательная операция была долгой и дорогостоящей.
Состоялся суд, и отцу присудили шесть лет, но, отпустили, на период прохождения
процедуры апелляции. В результате, признали невиновным, т.к., по информации
капитана Керченского порта, для “Извещений мореплавателям”, эти сваи были
уничтожены и, об этом, сделана отметка на картах. В действительности, у
исполнителей, не хватило взрывчатки, затем ухудшилась погода, произошла ротация
командиров взрывников и т.д. Виновных не оказалось вообще. В период судебных
дел, отец работал корректором карт. В 1953 – 1954 годах работал капитаном исследовательского судна
“Ратманов” Одесской гидро-метео обсерватории. Это был старенький мотобот,
который прославился тем, что его снимали в фильме “Капитан Старой черепахи”, в
роли, этой самой, “старой черепахи”.
В
1954 году работал в Морском агентстве по перегону судов, капитаном сейнера и
провёл судно из Калининграда в Архангельск, по внутренним морским путям, а из
Архангельска, во Владивосток, Северным морским путём.
В 1955 году заключил соглашение о
работе в Мурманском траловом флоте капитаном траулеров (РТ). Тогда, это были
суда бортового траления отечественной, английской, германской, польской и
финской постройки. Сходил в двухнедельный ознакомительный рейс, старпомом, и
продолжал работу капитаном. Семья переехала в Мурманск на четыре года. В 1956
г., в Архангельске, получил рабочий диплом капитана дальнего плавания.
В 1959 году была снята “епитимья”, по
поводу национальности, и отец возвратился в Одессу, на китобойную флотилию.
Сначала, направили на только принятый,из постройки, к/с“Гордый-41” старпомом.
Готовил судно к рейсу, но, послали на приёмку производственного
рефрижератора (ПР)“Севастополь”, в
Ленинград, старпомом. Капитаном был Афанасий Николаевич Пургин. Привели судно,
с попутным грузом, через Александрию, в Одессу. И, затем, сделали рейс в район антарктического
промысла АКФ.
На палубе, между средней и кормовой
надстройками, видно деревянный “кавасаки”. Их было две штуки, для перегрузки
китового мяса, с китобазы. Но, не пригодились и были сняты. Отец вспоминал, что
идея нарисовать на форштевне звезду принадлежала ему.
В 1960 году пошёл в рейс на к/с
“Дружный-48” старпомом (капитан Бакланов А.П.). После этого рейса, работал
капитаном китобойцев (перечисляю, по порядку) к/с“Иван Носенко-37”,
к/с“Беспощадный-33”, к/с“Иван Носенко-37”, к/с“Восторженный-35”,
к/с“Бравый-26”, к/с“Выдержанный-36”. На к/с“Иван Носенко-37” испытывали
электроубой китов и пробовали ловить рыбу бортовым тралом.
С 1968 года, работал капитаном и
капитаном-наставником на рыболовных траулерах типа “Атлантик” (РТМ-А). Помню
РТМ “Лиман”, РТМ “Мелитополь” и РТМ “Ильичёвск”. Выходил в рейс с молодыми
капитанами, на других судах, для уверенного прохода Черноморских проливов и
Суэцкого канала (я был у него в гостях, на борту СРТМ “Фомальхаут”, в Аденском
заливе, во время лова лангустов и каракатицы).
Исполнял должность флагманского капитана в районах промысла.
Умер
02.01.1977 года.
Фотий
Костанди.
На снимках:
1.
Родители. Лидия Николаевна и Фотий Николаевич.
2-3.
Детские фото
4. С
друзьями. Одесса 1936 г.
5. С
родителями и двоюродной сестрой.
6. Во
дворе мортехникума. Отец в середине.
7. Парусная
практика на борту старого “Товарища” (“Lauriston”).1938 г.
8. Шуточная
инсценировка нападения пиратов на борту старого “Товарища”. Отец - вверху, с
папиросой в зубах. На голове тёмная косынка (реально, была красной). Нога из-за
борта, справа, не скажу чья, хоть и знаю. Её хозяин был, потом, капитаном судов
и капитаном одного из портов на Чёрном море.
9.
Часть экипажа, обслуживающая фокмачту, на баке и бушприте. Старый
“Товарищ”(“Lauriston”) 1938г. Капитан Фрейман Эрнест Иванович (Фрейманис Эрнст
Янович) - в фуражке с белым чехлом. Справа от капитана - боцман Адамыч (Иосиф
Адамович Хмелевский). Отец, в этом же ряду, слева (тельняшка, в вырезе
голландки). Был ноковым на фока рее.
10.
Комсостав п/х “Балхаш” с командирами десанта, перед высадкой на Корею. Третий
справа.
11. С
военной командой судна. На заднем плане, справа, банкет с артиллерийской
установкой и надписью Боевой Пост 7 (БП7) Артиллерийской Боевой Части (II).
Отец-третий слева. Второй слева, по моим предположениям, Георгий Овсянников,
будущий гарпунёр АКФ Слава.
12.
Ещё фото, с военной командой. Крайний слева.
13-14.
На вахте.
15. Старая,
времён японской оккупации, открытка, с изображением причала в порту Корсаков
(Otomari) на Южном Сахалине (Karafuto), где, после освобождения, грузилось
судно отца
16- 21.
Снимки из рейса на к/с “Слава-7”. И после рейса
22. Рыболовный
сейнер. Отец, справа.
23.
Отец.
24. Кто-то
из экипажа.
25. Сейнеры.
Второй слева.
26-27.
Траулеры бортового траления (польской и финской постройки).
И так
далее…
На
промысле китов.
Проход Суэцкого канала. Порт-Саид.
На
верхнем мостике «китобойца».
В
штурманской рубке «китобойца».
Фолклендские
о-ва, остров Нью (New Island). На борту к/с “Иван Носенко-37”, в гостях,
владелец этого острова, потомок первооткрывателя архипелага, в честь которого
назван Девисов пролив, м-р Дэвис (наклонился к гарпунной пушке – играет
пиратская кровь), с семьёй. Отец – крайний слева, четвёртый слева – старший механик
Андрей Андреевич Митин.
Новый
Год. Слева старший механик Борис Наумович Форсюк.
Флотилия
возвращается с промысла, в Одессу.
Встреча,
после антарктического рейса.
Четвёртый
слева.
Возвращение
с рыбного промысла, на борту к/с “Бодрый-25”. Сидят, справа налево: старший
механик Тарасов А.С., капитан Анатолий Васильевич Гребенщиков, электромеханик
Драев Н.
На
гарантийном ремонте в Штральзунде. На одном из РТМ
РТМ
“Лиман”
В
Штральзунде, с представителями шефской организации.
На
мостике РТМ.
В
гостях у друзей. Дома у старшего механика Андрея Андреевича Митина.Видимо,
есть, что вспомнить, и не только китобойцы. Во время войны, шли в одном
арктическом конвое судов на Англию (на разных пароходах).
Последний
снимок: А, для меня, он был такой… Неофициальный.
Ф.К.